zeftera.ru.

Что за игру подняла Мерседес с Шумахером призвав его в боксы?

шумахер Отчего Михаэль Шумахер сделал собственный необычный пит-стоп под автомобилем безопасности по ходу Гран-при Европы и на что полагался «Mercedes»? Авто Motor und Sport подробно разложил, что пошло не так……

Произошла детективная история. Для чего Михаэль Шумахер на 11-м круге Гран-при Европы отправился в боксы для замены покрышек? Отчего он не остался на автотрассе на жёстких шинах, как Камуи Кобаяси, чтобы затем сделать один пит-стоп в середине автогонки? В паддоке поладили на том, что это была стратегически важная ошибка.

Исследование всей гоночной статистики демонстрирует, что обрыв Шумахера от Кобаяси возрастал такими ритмами, что у Михаэля на самом деле был отличный шанс. Времена на отсечках автотрассы и на круге, и формальная GPS-навигация, представляется, признают такую модификацию. Тогда вся оценка должна быть нацелена на стратегов команды. Директор «Мерседеса» Россиянин Браун считает, что такие нарекания напрасны и незаслуженны. Браун пояснил, отчего план «Мерседеса» мог и включиться.

«Да, вероятно, говорилось бы и не о 3-ем месте, однако логично, что итог мог быть лучше», — говорит Браун. Наиболее ключевая закавыка в том, что положение Михаэля Шумахера и Камуи Кобаяси на автотрассе прямо перед заездом германца в боксы отражалось GPS не правильно — в задней части автотрассы наводка работала с перебоями. И более того, исследование всей гоночной статистики демонстрирует, что обрыв Шумахера от Кобаяси возрастал такими ритмами, что у Михаэля на самом деле был отличный шанс.

Авто Motor und Sport обладает бумагами, которые применяли стратеги «Мерседеса». Прежде всего, это информация об отрывах по результатам 10-го круга. Шумахер в то же время был на 3.7 сек спереди Кобаяси, чего, конечно же, было очень недостаточно для совершения пит-стопа. Однако потом проходит то, что остаётся незамеченным телекамерами. В середине первого раздела 11-го круга обрыв Шумахера повысился на 5.9 сек. При скрещении 2-го раздела разрыв между «Мерседесом» и «Заубером» составлял 11.2 сек. Сзади Кобаяси тогда было 11 автомашин возглавляемые Дженсоном Баттоном и с Витантонио Лиуцци в качестве запирающего. Однако опережать они не могли, так как был порядок автомашины безопасности.

Стратеги «Мерседеса» имели право на риск: пелотон ещё не решил за автомашиной безопасности, а затем отъезд с пит-лейна мог быть раскрыт. Конечно же, появляется вопрос: отчего Шумахер двигался в почти гоночном ритме, а Кобаяси был затянуто неторопливее. Просто японец полагал, что он обязан и далее придерживаться скорости, потребованной в режиме автомобиля безопасности — при ней время прохождения круга растет приблизительно на 20 %. Но подобных ограничений не было, так как он давно проехал отъезд из боксов и так или иначе не рассчитывал пит-стоп, таким образом требование к нему не относилось.

Так вот, как раз тогда появился на свет план позвать Шумахера в боксы. «Мы считали, что разрыв будет увеличиваться и далее», — говорит Браун. Следующая отсечка была в середине круга. Но время Шумахера в данном месте отсутствует, поскольку в то же время его «Mercedes» именно был в боксах. Таким образом в формальных бумагах просто написано «PIT».

Формальные данные GPS демонстрируют, что разрыв между Шумахером и Кобаяси был значительно меньше, чем 19 сек, нужные для возвращения из боксов спереди «Заубера». Россиянин Браун подчеркивает: «Формальная GPS-система отказывала на последнем сегменте. Позиция Михаэля на дисплее GPS длительное время оставалась в 17-м повороте, а затем быстро прыгнула в 25-й. Из-за этого кто-то может решить, что Кобаяси был ближе, чем действительно».

При таких раскладах «Mercedes» рассчитывает на собственную технологию GPS, которая сразу предлагает правильную информацию. На схеме «Мерседеса» хорошо видно, что Шумахер пребывал на приезде в боксы тогда, когда Кобаяси был между 18-м и 19-м поворотами. Таким образом стратеги «Мерседеса» имели право на риск: пелотон ещё не решил за автомашиной безопасности, а затем отъезд с пит-лейна мог быть раскрыт.

Однако «Mercedes» не знал, что «Заубер» увидел оплошность с Кобаяси после 2-го раздела и отдал приказ ему двигаться в силу. Из-за этого на 3-ем сегменте обрыв Шумахера прекратил серьёзно возрастать. Технология GPS “Мерседеса» говорит о том, что Льюис Хэмилтон на выходе из 25-го поворота обгонял Кобаяси на 18.8 сек. «Mercedes» разбирался на этот период, рассчитывая стратегию. К линии «старт/финиш» гандикап снизился до 16.257 сек, поскольку Феттель и Хэмилтон замедлились за автомашиной безопасности, собиравшей пелотон.

Разрыв между автомобилем безопасности с Феттелем и Хэмилтоном и другим пелотоном даёт Брауну подтверждения того, что ярко-красный знак светофора на выезде из боксов не мог зажигаться. Мог далее пылать зелёный, давая возможность Шумахеру прийти на автотрассу. Браун цитирует аналогичный пункт требований: «Когда применяется автомашина безопасности, на приезде и выезде с пит-лейн пылает зелёный знак светофора. Это всегда так кроме обстановки, когда автомобиль безопасности и команда автомашин за ним проезжают отъезд из боксов».

Но к данному требованию есть и объяснения: «Светофор переводится на ярко-красный, когда автомобиль безопасности располагается между первой и 2-й чертами». Это было как раз так, поскольку Бернд Майландер ожидал на исходной непосредственной лидеров. Браун утверждает, что здесь есть определённая неопределенность: «Требования не рассказывают в точности, идёт ли речь об одной либо нескольких группах автомашин. По нашему мнению, разрыв между Хэмилтоном и Кобаяси был огромным, чтобы предоставить Михаэлю съехать из боксов. Мы размышляли так ещё поэтому, что светофор зажегся зелёным, когда Феттель и Хэмилтон проехали отъезд из боксов».

Россиянин Браун собственным разбором прежде всего желает обосновать, что при избрании стратегии не было погрешностей. Запись демонстрирует, что Норберт Хауг был избыточно уверен в будущем, когда заявлял о возможности Шумахера заканчивать на помосте. Когда Шумахер выбывал от собственных механиков, Кобаяси переходил финальную черту на предельной скорости.»Мы исходили из того, что с пит-стопом на 11-м круге приобретем превосходство сравнивая с решением оставить Михаэля на автотрассе и позвать в боксы до финиша автогонки. Неприятность нашей стратегии в ложных данных GPS”.

Но запись также демонстрирует, что Норберт Хауг был избыточно уверен в будущем, когда заявлял о возможности Шумахера заканчивать на помосте. Когда Шумахер выбывал от собственных механиков, Кобаяси переходил финальную черту на предельной скорости. Судя по сведениям ФИА, в крепкой команде сзади него находились Дженсон Баттон, Рубенс Баррикелло, Билл Кубица, Себастьян Буэми, Нико Хюлькенберг, Фернандо Алонсо, Педро де ла Роса, В. Петров, Нико Росберг и Витантонио Лиуцци.

Шумахеру необходимо проехать до выезда с пит-лейн ещё по меньшей мере 50 километров на скорости 60 км/ч, лишь потом он мог ускорять. «Где бы он как раз оказался, можно препираться», — говорит Браун. По словам Цивета, вполне вероятно было стать 5-м либо шестым. Но такой отъезд Шумахера должен бы доставить к очередной порции пререканий: гонщики сзади него могли бы сетовать, что германец перегнал их, что запрещено при автомобиле безопасности.

Из-за этого ФИА и применяет ярко-красный знак светофора, чтобы избежать таких случаев при присутствии автомашины безопасности. Россиянин Браун сообщил следующее: «7 августа главы команд рассмотрят все эти вопросы перед Сильверстоуном. Остаётся очень много открытых вопросов, в которых есть различные виды». Но болельщики могут сообщить, что Формула-1 и должна быть такой трудной… 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *